Doggy Dog
Хотдожная в калифорнийском стиле на улице Восстания
ХОТДОЖНАЯ
Error get alias
Интерьер получился «свободным» и тесно связанным с этим помещением и местом на бурлящей ул. Восстания. Возможно, поэтому каждый здесь видит свое: туристы из северной Европы угадывают здесь старую Америку, притязательная публика из Петербурга (в лицо узнающая тележки ИКЕА) фиксирует крен в Скандинавию, а после ночи под прилавком или пары сухих сидров здесь можно увидеть и Уэса Андерсона в китайском квартале.
Первый зал с витриной и кассой
Второй зал
В этом интерьере не могло быть металлических сеток, цемента, кирпичей и лампочек Эдисона — этот стритфуд не связан общественным мнением.
Интерьер вдохновлен и построен на трех китах.
Основа восходит к старым американским закусочным, к залитому солнцем LA с фудтраками, серфингом, седыми хиппи и чувством свободы. Хот-дог-америка нашла отражение в деревянном потолке, полукруглых зеркалах, шарах-светильниках, козырьке над прилавком и серф-столе в центре зала.
Второе дыхание — это цветность, палитра, вдохновленная творчеством Уэса Андерсона. Смелые оттенки, подогнанные друг к другу, и текстуры, словно пропущенные через фильтр — важная призма всего интерьера. Открытые акценты на ализариновом красном и зеленом нефрите, приглушенный натуральный дуб, текстиль и штукатурка — все здесь должно лечь на лучший стоп-кадр.
Третья волна — это типизация всех интерьерных объектов. Взаимосвязанные формы, отделенные от ожидаемых материалов, возникают в новых и новых инкарнациях. Дубовая стенка из лучших 80-х получает второе воплощение в потолке, скругленные рейки живут в натуральном дубе на фасаде прилавка и залитые краской, как в пластике, оформляют длинную стену второго зала. Мрамор столешниц в одном зале превращается в лакированный МДФ в другом. «Тот самый» цвет разливается по полу, и никакого другого покрытия.
Made on
Tilda